Волшебный поезд

0
40

Аскар Мукаев.

 

ВОЛШЕБНЫЙ ПОЕЗД
сказочная новелла

 

Аида пила чай с мамой, бабушкой, тетей, дядей, братом Олжасом и братом Ануаром. Все о чем-то думали и молча выпивали чашку за чашкой, одна Аида все никак не могла понять: почему взрослые такие задумчивые и молчаливые. А еще она подумала о том, что взрослые такие серьезные, потому что их детство давно ушло и больше не вернется, вот они и грустят.

Тут она видела в окне взрослого человека, который играл во дворе. Он пересыпал песок из одного ведрышка в другое. Когда он привстал, Аида увидела, что его футболка представляет собой экран, на котором можно увидеть слайды, как на компьютере. Это были слайды с изображением Аиды – вот здесь она с братиком Ануаром в Турции, здесь в школе за партой, здесь идет в подготовительный класс, а вот здесь она совсем маленькая, ей там столько же, сколько сейчас Ануару – два года.

Рекламное сообщение

Аида схватила дядю за руку и они спустились вниз, в подъезд. Выйдя во двор, Аида спросила дядю:
– Как Вы думаете, кто этот странный мужчина со слайдами на футболке?
-Разве ты не узнала его? Это же твое Детство! Иногда оно приходит к тебе, напоминает, что оно рядом с тобой.
– И когда-нибудь оно уйдет? – грустно спросила Аида.
– Все когда-нибудь уходят. И Детство тоже. Оно напоминает тебе, что не надо тратить время понапрасну. Веселись, играй с детьми, учись новому в школе, не забывай любить родных. Когда придет время, Детство уйдет.
– А куда оно уйдет?
– В Страну Воспоминаний.
– А оно может оттуда вернуться?
– Никогда. Ведь Детство, когда уходит, уступает место Отрочеству. Всему свой черед.
– Как же вам, взрослым, наверно, грустно оттого, что ваше Детство ушло. Вот почему вы часто становитесь серьезными, молчаливыми, иногда даже угрюмыми.
– Потому что Детство – беззаботная пора. Посмотри, как весело играет твое Детство, как задорно оно строит воздушные замки, какое оно приветливое, твое Детство. А меня когда-то посетила Зрелость, теперь она всегда напоминает мне о том, что она рядом. Зрелость серьезная и немного грустная, она ответственная и мудрая, а мудрость требует серьезности и молчаливости. Вот почему мы так мало радуемся как дети, вот почему мы взвешиваем каждое слово и думаем о каждом совершенном поступке.

– А Вам хочется, дядя, чтобы Вы хоть на минуту увидели свое Детство?
– Конечно. Но я легко могу это сделать. И другие взрослые, и твоя тетя Марал, и твоя мама, и бабушка могут это сделать
– Как же? – удивилась Аида
– Очень просто. Мы идем на Несуществующий вокзал и покупаем билеты на поезд в Страну Воспоминаний. Поезд остановится там, где захочет мое сердце, вот на этой остановке я и встречу свое Детство.

– Пойдем-те на этот вокзал, – весело крикнула Аида и потянула дядю в город.
Они доехали до Несуществующего вокзала и попросили билет до Страны Воспоминаний. Диспетчер пробил билет и, зевая, сказал:
– Торопитесь. Поезд уже отъезжает.

Аида и дядя спешно побежали на перрон и через минуту они уже были в поезде. Здесь они встретили многих своих знакомых, все они были взрослыми людьми. Все соскучились по своему Детству и мечтали увидеть его хоть на секунду.
Вот сердце одного пассажира пожелало, чтобы поезд остановился. Пассажир вышел и Аида увидела в окно улицы большого многолюдного города. На горизонте виднелись горы.

– Это Алматы тридцать лет назад, – пояснил дядя, – Пассажир провел в нем свое детство и иногда скучает по нему. Пожелаем ему удачи.
Второй раз поезд остановился в Таразе, но это был не совсем Тараз. Дядя объяснил, что тогда, 35 лет назад он еще назывался Жамбылом.
Поезд останавливался много раз. Чаще всего это были разные города, но не современные, а города детства. Иногда поезд памяти делал свою остановку на разных улицах Астаны, даже не Астаны, а Целинограда, так раньше называлась Астана.

 Люди выходили, встречали свое Детство, на майке которого были слайды, словно на Детство навели луч проектора, брали его за руку и гуляли по городу или селу своего детства.

Наконец сердце дяди подсказало новую остановку.
– Целиноград  25 лет назад, – объяснил дядя, – Мне тогда было 5 лет. Уже через два года Целиноград стал Акмолой, а еще через несколько это была уже Астана. Город давно стал другим, но в Стране Воспоминаний я могу увидеть мой Целиноград.

Они вышли из поезда и оказались на пересечении улиц Победы и Ленина.
Их встречало Детство дяди. Это был полный мужчина, на его футболке были сменявшие друг друга слайды из детства дяди.
Детство водило дядю и Аиду по давно забытому городу.
– Вот здесь, на пересечении Победы-Ленина, – говорил дядя, – Замечательный киоск, где продают мороженое на развес, в вафельных стаканчиках. 100 грамм стоят 13 копеек.
Дядя пошарил в карманах.
-У меня совсем нет советских денег. Может у тебя есть, Детство?
Детство порылось в карманах и нашло по 13 копеек на каждого.
– Разве в своем времени ты не можешь поесть такое же мороженое? – спросила Аида.
– Это же из детства, Аида, в моем детстве мороженое вкуснее.

Они ходили по городу и дядя узнавал знакомые дворы, улицы, по которым любил гулять; таких улиц в Астане уже не найдешь.
– Вот это кинотеатр “Целинный”. Мы ходили сюда с папой каждое воскресенье.
– Вот Центральная площадь, где когда-то стоял памятник Ленину. А вот и он. В Астане его, конечно, не найдешь.
– Московская, 50. Я здесь жил. Слева, вон там, видишь? Это школа номер 14, я там учился. Успел быть октябренком, а вот пионером уже не был, не застал. Слушай, это же мой папа, только молодой, как в то время. Пойдем, поздороваемся.
Только дядя подбежал к своему папе, как тот вдруг растворился в воздухе.
– Они не настоящие, – сказал дядя с досадой, – Это только воспоминания. Поедем домой. До свидания, Детство.

По дороге обратно дядя был молчаливым и угрюмым. Аида знала, что это значит – дядя возвращается туда, где надо быть серьезным и где веселиться можно редко-редко, только по праздникам.

Страница Аскара Мукаева

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь